June 26th, 2012

"Как причудливо тасуется колода!" (с)

Когда-то, в школьные годы, поэма «Лонжюмо» воспринималась мною как  дань поэта эпохе советского социализма, как очередная, очень качественная, лениниана.

Прошло время. Миновали девяностые с их отрицанием достижений СССР. День сегодняшний многих убеждает в том, что тогда, вместе с водой из купели выплеснули ребенка.

И вот как-то сами собой всплыли в памяти строки:

«Настоящие эмигранты
пили в Питере под охраной,
воровали казну галантно,
жрали устрицы и гранаты —
эмигранты!

Эмигрировали в клозеты
с инкрустированными розетками,
отгораживались газетами
от осенней страны раздетой,
в куртизанок с цветными гривами
эмигрировали!

В драндулете, как чертик в колбе,
изолированный, недобрый,
средь великодержавных харь,
среди ряс и охотнорядцев,
под разученные овации
проезжал глава эмиграции -
царь!».

А толчком к реанимации этого отдела памяти стала фотография, уже несколько дней вызывающая бурное обсуждение в ЖЖ.

Дети, мне лично, кажутся прикованными к металлическому корыту. И никакого чувства умиления, восхищения и светлой радости, не смотря на их милые улыбки и бумажные кораблики, не вызывают. Своему ребенку  никогда не позволила бы участвовать в подобной инсталляции: дети – не цыганские медведи и не дрессированные зверушки. Участвуя в подобном, они удовлетворяют жажду  экзотических зрелищ нуворишей, дают зрителю ощущение своего величия (великое чудо – детство – служит золотой рыбкой на посылках).

Плюс к этому событию фарс с псевдодемократическим обсуждением надстройки в сквере им. Кирова.

И вновь понимаешь:

«Векам остаются - кому как удастся -
штаны - от одних,
от других - государства».

Боюсь, что «одни» даже «штанов» не оставят…  А Вы тех, «других», среди нас видите?